22:43 

Толиман
Лучше буря на море, чем оргия в морге(с)
Доброго всем Дня!
Решила выложить здесь образец коллективного творчества.

Авторы: "Альтаир" (нормальный шрифт), Толиман (курсив).
Предупреждение: сказки вышли не совсем сказочные. Скорее, сатирические либо юмористические. Я сама предпочитаю называть это "историями".

Буду рада услышать мнение посторонних.



История первая, поучительная.
Давно, в неком большом городе, жил очень мечтательный мальчик. Этот мальчик очень много читал. Так много, что к шестнадцати годам у него сильно упало зрение.
Этот мальчик, - назовем его Аркадий, - очень хотел научится летать, но его не взяли в авиационное училище из-за плохого зрения.
Итак, мечта Аркадия оказалась под угрозой.
Но однажды мальчик узнал, что в этом же городе живет Повелитель Птиц. Аркаша купил большой торт, дорогое вино и отправился к Повелителю, чтобы тот исполнил его желание.
Повелитель птиц был не стар и не молод, не грозен и не мил, не холоден и не горяч. Его квартира размещалась на самом верхнем этаже самого высокого небоскреба.
Повелитель птиц посмотрел на облака, проплывающие за окном, потом на вино и торт, - и сказал:
- Я исполню твое желание, ты сможешь летать. Но при одном условии… ты не должен читать. Ничего не читай ровно пять лет. Ни книг, ни газет, ни объявлений, ни бегущую строку в новостях. Даже названия продуктов в супермаркете не читай. И тогда я смогу подарить тебе крылья, - Повелитель птиц загадочно улыбнулся и показал баночку «Рет булла», спрятанную за полой пиджака.
Тяжко стало на душе у Аркадия, но он тут же отдал Повелителю свой пятидесятитомник Толстого и пошел домой (откуда у него пятидесятитомник? – спросите вы. А я отвечу: он был в электронном виде. Аркадий нес его в местную типографию, чтобы распечатать).
С тех самых пор у Аркадия началась кошмарная жизнь. Из филологического института, в который он поступил по незнанию математики, его не выгнали, потому, что он был единственным существом мужского пола на факультет. Но за сессии приходилось платить – и немало. Аркадий поступил грузчиком на овощную базу, специально, чтобы работа не была связана с чтением. Но его хиленький организм примерного мальчика плохо переносил такие нагрузки и, как следствие, у нашего героя начались проблемы с позвоночником. К тому же, он заработал язву желудка, холецистит, панкреатит и гастрит двенадцатиперстной кишки; потому, что послушно не читал состав на упаковке с продуктами (а мог бы кого постороннего об этом попросить, дебил).
Четыре года спустя наш герой с красным дипломом закончил местный вуз имени мало кому известного писателя-покойника и его охотно оставили в аспирантуре. Аркадий стал преподавателем теории литературы. Вообщем, добился больших успехов в карьерном росте; но ведь все, чего он желал, были крылья.
И вот, наконец, настал день его триумфа – Аркадий отправился к Повелителю птиц. Он очень волновался. Потому переходил дорогу на красный свет в неположенном месте – и попал под машину (желтый «Цузуки»).
Поднимаясь в небо, Аркадий в последний раз посмотрел на свое тело и почувствовал реальное счастье – ведь он наконец взлетел! "Оказывается, не так страшна смерть, как ее малюют!" – беспечно думал он, поднимаясь в небеса чересчур медленно. Аркаша-дух не учел, что его с тяжелой травмой черепа быстро доставили в больницу, в больнице дежурили шустрые реаниматоры, возглавляемые агрессивным хромым доктором, и, надо же такому случится, в тот день впервые за много лет исправно работал дефибриллятор. Душа Аркадия сильно огорчилась, когда почувствовала, что ее силком возвращают в тело – и прекратила свой полет.
В итоге Аркадия спасли. Но травма головы оказалась серьезной – и остался он имбицилом до конца дней своих. А прожил он сто лет. И жизнь его была долгой и несчастной.
Отсюда мораль: иногда не стоит парится.


История вторая, со счастливым концом.
В далекие времена жили две подруги – Марта и Майя. Майя быстро вышла замуж и нарожала кучу малу детей. А Марта мечтала о прекрасном принце из далекой-далекой Галактики. Но об этом позже.
У девушек была одна традиция: каждый год, восьмого марта, они шли в баню, где напивались и материли мужиков. И вот однажды, 8 марта года 1999, Майя должна была лететь с мужем на Канары. И надо же было такому случится, что вместо нее в самолет села Марта (обе подруги были в неадекватном состоянии, а что возьмешь с пьяной дамы? Тем более, в нашей истории таковых было две). А муж Майи, как назло, также был нетрезв и подмены не заметил…

Когда Марта в нетрезвом состоянии летела с чужим мужем на Канары, на их пути появилась гроза. У самолета отказал двигатель. И в тот момент, когда в салоне потух свет, муж Майи проснулся. Пассажиры кричали, самолет падал. Тогда мужчина схватил за руку Марту, которая тоже резко трезвела, и сказал: «Послушай, моя дорогая жена! Я должен признаться! Я не человек! Пятнадцать лет назад я сбежал со своей родной планеты в созвездии Ориона, где мой дядя-король хотел казнить меня по политическим причинам. И сейчас, в этот критический момент, я могу перенести нас обеих на мою родную планету. Мой дядя умер, теперь я буду королем. Но когда ты попадешь на нашу планету, твой облик изменится. Согласна ли ты оставить детей наших на Земле и начать новую жизнь на моей планете в качестве королевы?». Марта, едва дыша, прошептала: «Да!».
Через несколько секунд самолет взорвался. Но за миг до этого два существа огненными точками взлетели с Земли и устремились в Космос.
Когда Майя услышала о крушении самолета, она заплакала. От радости. Потом переоформила компанию мужа на себя и стала бизнес-леди. Она прожила долгую и порочную жизнь, вырастила детей и себя в обиде не оставила.
Мораль же в этой истории такова: не было бы счастья, да несчастье помогло.

История третья, о любви.
Жила-была на свете прекрасная девушка, профессиональная танцовщица арабского танца. Поехала она однажды за границу выступать. После выступления к ней подошел бородатый мужик и сказал:
- Выйдешь ли ты за меня замуж, красавица?
Девушка не поняла такого расклада и ответила решительным отказом. А мужик оказался страшным колдуном – и тут же, на месте, превратил прекрасную девушку в гадкую ядовитую жабу-ага. Заплакала жаба – у скакала на болото. В этом безрадостном (с нашей точки зрения) месте она провела долгих (казалось бы!) пятнадцать лет – и вот наконец настал ее час: приперся на болото прекрасный принц и поцеловал жабу (это ж надо отважится!).
«Ах, как романтично!» - воскликните вы – и совершите типичную когнитивную ошибку.
Ну да, вышла танцовщица замуж за принца. И переехала в его замок. Но чем больше проходило времени, тем явственнее девушка,- теперь принцесса, - чувствовала, что жизнь ей не мила, а принц – не ее тип. Заковырка в том, что еще на болотах она встретила одного жаба. На тот момент он, конечно, казался принцессе временным вариантом, но время показало, что как раз это и была ее любовь до гроба. Тем более, они успели наплодить кучу головастиков (за пятнадцать лет то !). Именно потому бывшая танцовщица чувствовала себя запертой во дворце, как в клетке. Тем более, она привыкла к природе, свежему воздуху, бодрящему запаху торфа и мелодичному писку комаров, а тут – средневековый мегаполис – вонь, шум, грязь, инквизиция. И стала царевна-жаба мечтать о вызволителе.
А ее возлюбленный жаб тем временем тоже без дела не сидел. Покручинился он… часа два… – и подался к Бабе Яге. Нашел в лесу избушку на курьих ножках и говорит ей, вежливо, как мама в детстве учила: «Любезная избушка на курьих ножках, будь добра, встань к лесу передом, а ко мне задом.., не пойми неправильно». Избушка его проигнорировала; вместо этого из окна выглянула баба яга и сердито так говорит: «Ты чего, окаянный, чужую недвижимость двигаешь? У меня вон тесто всходит, а тебе, стервец, абы хатою трясти». Извинился тут вежливый жаб и рассказал Бабе Яге о беде своей да о любовных превратностях. Выслушала его старушка и чисто по-женски посоветовала сходить к тому самому чародею, что пятнадцать лет назад обратил девицу в жабу: пускай он просто повторит манипуляцию – и всего делов; а она, Баба Яга, тут причем? почему чуть что – каждый дебил к ней за советом прется? она что, самая рыжая? этим влюбленным лишь бы приходить и жаловаться… заставь дурака богу молится.
Много препятствий ждало мужественного, но сообразительного жаба – описание их заняло бы не одну страницу. Пропустим их – время не ждет. Начнем с того, как он, измученный усталостью, весь в старых боевых ранах постучался в дверь колдуна и поведал ему свою трагедию (ох, кому только жаб ее не ведал за долгую дорогу!). Выслушал его злой бородатый дядька и растрогался (да и не он один); да и не злой он был вовсе, просто обидчивый и импульсивный. Да тут же согласился помочь – при условии что за него жабы отдадут старшую дочь-головастика.
Таким вот необычным способом жаб и получил назад свою любимую. И дочь выгодно сосватал; и зятя могущественного получил – пусть только принц еще раз сунется. А дочь жабья была в браке счастлива: ведь грузин сразу превратил ее в девушку и научил танцевать под Джо Кокера. Только принц остался с разбитым корытом, но так и надо этой зажравшейся аристократии (это я принцессу цитирую).
Отсюда мораль: любовь зла, козлы злы, раз на раз не приходится, чем выше любовь, тем ниже поцелуи.



История четвертая, о дружбе.
В тридевятом царстве да во времена незапамятные жил-поживал менеджер среднего звена Максим. Хороший был парень, добрый и не глупый. Перспективный работник, исполнительный. Все умел – паять, строгать, резать, вязать, вышивать, готовить, на машинке строчить, петь худо-бедно.
А лучшим другом его был сын хозяина фирмы. Звали его Костей. И вот однажды Костя решил, что пора бы завести семью – и попросил Максима помочь. Максим с радостью занялся этим вопросом.

Познакомился он в «Контакте» с одной симпатичной девушкой, решил сосватать ее своему другу – и сосватал. Но когда Костя играл свою свадьбу, Максим вдруг осознал, что он сосватал другу любовь всей своей жизни.
И вот когда Константин через месяц вернулся из свадебного путешествия, то не узнал Максима: тот похудел, побледнел, запил, стал ходить в центр Духовного Возрождения. Ему давно грозило увольнение с работы, но ему было все равно.
Однажды ночью жену Кости разбудил звонок мобильного. Это был, естественно, Максим.
- Алло, - сказал он, – я стою на крыше небоскреба. Хочу сказать тебе, что я люблю тебя так, как никого не любил! Но ты принадлежишь моему другу, а я не могу пойти против дружбы. Вообщем, так как я здесь третий лишний, то должен уйти навсегда!
- Постой! – крикнула она. – Не делай этого! Я тебя люблю! Я сейчас приеду к тебе!
Когда продрогший на крыше Максим уже отчаялся ждать, на лестнице послышались шаги двух пар ног – и на крыше появились Костя с женой.
- Костя! – крикнул Максим. – Ты все знаешь! Тогда я точно должен умереть! Я не должен рушить твое семейное счастье!
- Остановись, Макс! – ответил Костя. – Я не могу позволить тебе так глупо умереть - ты же мой лучший друг. Мы с женой посоветовались и решили жить втроем. Если, конечно, такой вариант событий тебя устраивает.
- Да! Да! - крикнул Макс, и, отойдя от края, пошел к своему другу и любимой.
И жили они долго и счастливо.
Отсюда мораль: третий не всегда лишний.

История пятая, страшная
Это реальная история. Я узнал ее от Снусмумрика, с которым болтал в аське, а он слышал ее от черного дрозда. (черный дрозд – весьма надежный источник). Так вот…
Темной-темной ноченькой, в страшном-страшном городе в черном квартале колдовали ведьмы. Они собирались принести в жертву богу Вуцли-Пуцли всех жителей города. Раньше они уже посылали из черного квартала на город зомби, упырей и вурдалаков, но все ее попытки были неудачными из-за маленькой феи, которая жила в городском парке.
Но на этот раз бог Вуцли-Пуцли спустился на город. И на утро оказалось что все жители города просто исчезли. Все, кроме упомянутых ведьм и одной маленькой девочки. Последняя была дочкой одной из самых страшных и самых коварных ведьм.
Началась история девочки плохо. У ведьм было принято убивать бесперспективных детей, тех, что родились без магического дара (или со способностями к светлой магии). Кровожадная ведьма родила обычную девочку и, опасаясь коллег, спрятала ребенка, чтобы сохранить ему жизнь. Именно так она попала в сиротский приют, где воспитывалась в лишениях и непонимании, показательных для лишенных домашнего очага детей (мать подбросила ее в детдом еще младенцем; ну не могла же ведьма оставить ребенка себе). Но ведь в ней текла ведьмовская кровь, темное заклинание на нее все же не подействовало.
Пусть она будет Мариной – нормальное имя.
Марина осталась одна… совсем одна в огромном детском доме. Долго сидела она в туалете и горько плакала. По зданию бродили зловещие чудовища, у которых изо рта капала слизь подозрительной консистенции, легко прожигающая бетонные блоки насквозь, а вместо крови в жилах текла концентрированная нитратная кислота (содой надо было по им, содой!). Чудовища гадко чпокали и откладывали яйца в слизи. Но оставим этих тварей лейтенанту Рипли – и вернемся к несчастному ребенку,
Десятилетняя Марина наконец справилась со своим страхом – и открыла дверь. В гнетущей тишине затвор надрывно скрипнул (завхоз, падла, на смазке экономил). Свет погас (так совпало, что именно в этот момент перегорела треклятая лампочка Иллича; обрати внимание, товарищ: энергосберегающие лампы работают дольше и экономят природные ресурсы! Выбрось устаревшую лампочку Иллича и купи современную энергосберегающую – ты не пожалеешь! Информация прозвучала на правах рекламы). Истошный вопль застрял в горле девочки, лоб покрылся испариной, в желудке внутренности сжались от страха. Где-то вдали зазвучали первые аккорды фуги си-минор (директор детдома на досуге поигрывала на органе, потому этот одиозный инструмент навсегда стоял в подвале здания). Прямо на Марину из мрака смотрели, не мигая, два круглых красных глаза со множеством зрачков. в окна заглядывала кроваво-красная луна, а за изгородью приюта молнией промчался черный всадник на вороном коне. Марина почувствовала, что ей не хватает воздуха – будто легкие кто-то сжимал холодной и мокрой лапой. В приступе паники выскочила она из окна второго этажа, прижимая к груди любимую тряпичную куклу, в полете показывая средний палец оставшимся в приюте и воющим от негодования монстрам.
Без оглядки девочка бежала по улице, уворачиваясь от летучих мышей-вампиров, грифонов, крылатых змей с человеческими лицами и вконец одичавших Пегасов, жаждущих детского мяса; за ее спиной слышались шум погони и дикое завывание с улюлюканьем; вот ноги подвели Марину (а именно – стали ватными) и она упала, протянув руки к зданию УМВД с последней немой надеждой.
А на окнах ментовки в ту минуту разом распахнулись все ставни и вылетели металлопластиковые окна. Из дымаря вылетело семь женщин в длинных рваных хламидах и по воздуху двинулись в направлении Марины, протягивая к девочке костлявые руки с длиннющими, загнутыми вовнутрь ногтями.
- Крови, - в унисон шелестели их душераздирающие голоса. – Крови…
Казалось бы – финал очевиден, но случилось невероятное. Одна из ведьм выскочила из стоя и, закрыв Марину собой, возопила:
- Пощадите мою дочь!
- Мама! – воскликнула быстро сориентировавшаяся в ситуации девочка. – Неужели это ты!
- Да, это я!
- Я так давно мечтала о встрече!
- И я мечтала о ней, доченька!
- Я так долго искала тебя! Мне так не хватало родительской любви!
- Ах, ведь это могло искалечить твою психику! Я так счастлива, что мы наконец встретились, пока не случилось непоправимое! Я так рада!
- И я рада!
Мать и дочь вдохновенно обнялись, забыв обо всем на свете. А остальные ведьмы тем временем напали на них со спины связали и совершили семейное сожжение.
Но пока злые силы собирали дрова и неумело разжигали костер, самый удачный момент для захвата мира был безвозвратно упущен, – ведьмы и сами не заметили как, увлекшись мелочевкой и лиходейским разгильдяйством, они упустили шанс, выпадающий один раз на две тысячи лет. Так вот и остался Вуцли-Пуцли ни с чем, и вернулся себе восвояси, проклиная дрязги внутри несплоченных коллективов и женскую логику с ними.
Наутро, когда взошло солнце, объявилась и маленькая фея из городского парка, о которой я позорно забыла. Предыдущие два дня она с подружкой-эльфийкой пила за Самхейн – и временно покинула пост защитника города. Увидав произошедшие разрушения, она схватилась за голову, без того болевшую – и тут же, на месте, поклялась не бражничать больше; разумное решение для того, кто взялся за такое ответственное дело как защита мира от посягательств темных сил.
Отсюда мораль: нет худа без добра – и наоборот.


@темы: своя сказка

   

Сказочная хуйня

главная