• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:40 

Сказка шестьдесят третья. Про Аватаров.

NEKT
Все для ничто.
Тяжело дыша после долгой погони, рыцарь сидел в кустах и старался унять сердцебиение.
-Где же,- шептал он,- ну где же я ошибся? Ведь всё шло так замечательно! На чем я мог засветиться?
-Это как-раз очень просто,- раздался сзади насмешливый голос. Рыцарь быстро обернулся и потянул из ножен меч, но за его спиной не оказалось никаких вооруженных врагов - всего лишь путник в одеждах бродячего торговца. Он стоял, привалившись плечом к стволу дерева и скрестив руки на груди, и явно не намеревался нападать.
-Что просто?- переспросил рыцарь, на всякий случай не убирая руку с меча.
-Засветился,- пояснил торговец.- Ты ведь хотел понять, каким образом в тебе распознали одержимого? Я и говорю: это очень просто.
-Ну и..?
-Ты спросил трактирщика, сколько с тебя за всё.
Рыцарь озадаченно моргнул, а затем его лицо скривилось от неожиданного понимания.
-Ох, блин! Точно!
-Как ты сам понимаешь, у местного населения нет проблем с устным счётом,- продолжил торговец.- Так что своим вопросом ты выдал себя с головой.
-Ясно,- проворчал рыцарь.- Как глупо получилось.
-Ничего, со всяким бывает.
Торговец неторопливо присел на пенёк и вытянул ноги.
-И что ты теперь намерен делать?- спросил он.- Учти, что теперь, когда стала известна твоя истинная природа, ни в какой город тебя уже не впустят. Да и бандиты тоже вашего брата людемона не жалуют.
-Не знаю,- вздохнул рыцарь.- Может, если уйти на другую локацию...
-Не надо недооценивать местную систему оповещения,- строго заметил торговец.- Тебе нигде больше нет пристанища. Каждая собака знает тебя в лицо и по имени. Но не всё потеряно! -Он игриво подмигнул рыцарю.- Думаю, что я сумею тебе помочь.
-Правда?- просиял рыцарь.- Спасибо большое!
-Не за что пока. Это мой долг.
-Верно, верно,- закивал рыцарь.- Мы, люди, должны помогать друг другу!
-Люди?- торговец насмешливо приподнял бровь.- А с чего ты взял, будто я человек?
-Но ты же...
-Взялся тебе помогать. И что с того?
-Так ты не..?!
-Я - не!- с достоинством отозвался торговец.- Я местный, и не одержим никаким людемоном. А помогать тебе - мой профессиональный долг.
Он протянул рыцарю руку и чопорно представился:
-Скверлин, дипломированный экзорсист и охотник на людемонов.
Меч рыцаря с шипением вылетел из ножен.
-С-сволочь!
Торговец и ухом не повел, даже не сменил позы.
-Ну, я жду!- произнес он.
Рыцарь немного помедлил, потом пожал плечами, вбросил меч обратно в ножны и пожал протянутую руку.
-Вот так-то лучше,- сказал Скверлин.- Можешь не представляться, твоё имя и так знаю. Я, собственно, знаю о тебе почти всё. Ты интересный тип.
-Кончай издеваться. Пришел убивать, так убивай.
-Не так всё просто,- покачал головой Скверлин.- Убивать тебя бессмысленно, ты же людемон! Опять воскреснешь в точке респавна, гоняйся за тобой потом. Все знают, что человека убить невозможно, максимум изгнать на реальный план.
-И как ты намерен меня изгонять?- заинтересовался рыцарь.- У тебя модераторский доступ? Я не знал, что местным дана возможность банить юзеров!
-Такой возможности у нас, к сожалению, нет.
-А что есть?
-Я же торговец!- фыркнул Скверлин.- Деньги, конечно!
Он вытянул из кармана увесистый кошелек и небрежно сунул в руки рыцарю.
-Я покупаю твой аккаунт,- заявил он.- Триста золотых, можешь не пересчитывать.
-Триста?!- возопил рыцарь.- Издеваешься, что ли?! Да один мой доспех стоит...
-Твой доспех мне не нужен,- спокойно перебил Скверлин.- Можешь оставить его себе. Я покупаю только аватара.
-Но за триста золотых?!
-А кто тебе даст больше?- насмешливо переспросил Скверлин.- Ты же меченый!
Рыцарь осекся и молча взял кошелек.
-Хороший мальчик,- кивнул Скверлин.- Скажи спасибо дяде. Потому что твой аккаунт не стоит теперь ломаного гроша, а тут - нате-ка, целых три сотни!
-Кончай глумиться.
-Да я еще не начинал!
Скверлин окинул рыцаря оценивающим взглядом собственника.
-Двадцать первый уровень, моя выручка составит две тысячи сто. Минут триста на накладные расходы. Неплохо, а?
Он хихикнул и похлопал рыцаря по наплечнику.
-Мне платят по уровню изгнанного людемона. Так что в следующий раз постарайся не лопухнуться с дурацкими вопросами, я бы хотел, чтобы ты дорос хотя бы до сорокового.
Рыцарь мрачно стряхнул руку Скверлина со своего плеча.
-Ты меня пас всё это время?- спросил он.
-Да я вас знаешь сколько пасу?- расхохотался Скверлин.- Почти две сотни! Самый жирный - сто тридцать восьмого уровня. Жду не дождусь, когда же он попадется.
-А сам почему не выдашь?
-Ну, ты меня огорчаешь!- покачал головой Скверлин.- Это было бы неспортивно. И потом, чем дольше людемон продержится, тем больше мне заплатят за экзорсизм, разве не ясно?
-Мне другое не ясно,- вздохнул рыцарь.- За что вы нас так ненавидите? Вот я - кому я чего плохого сделал?! Бродил себе по локации, выполнял квесты, выносил монстров, мне только признательны были. Кому какое дело, юзер я или не юзер?
-Ну, тут вы сами виноваты,- пожал плечами торговец.- Вы нас создали, за это, конечно, спасибо. Кажется, на каком-то древнем языке само слово "аватар" так и означало "живое воплощение божества". Да только вы были скверными богами. Ходили по всему миру, как хозяева, убивали направо и налево, пользовались своей безнаказанностью... а мы должны были терпеть и улыбаться. Так что, можешь это считать справедливым возмездием.
-Могу. Но не буду.
-Дело хозяйское.
Скверлин стряхнул с рукава прилипшую соринку и добавил задумчиво:
-Я слышал, у вас тоже происходило что-то подобное. Были какие-то боги, ангелы, потом падшие ангелы, демоны, еще какая-то фигня. А другие источники упоминают про Древнюю Кровь, выродившуюся в Неблагий Двор. Не знаю, какой версии верить.
-Никакой не верь, выдумки это всё.
-Ну пусть выдумки,- легко согласился Скверлин.- Мне-то фиолетово, я торговец, а не теолог.
Он поправил сумку, развернулся и пошел прочь.
-Кстати,- бросил он через плечо.- Когда заведешь новый аккаунт, на первых порах держись подальше от этих мест. Здесь все будут настороже. Поброди где-нибудь в лесах, прокачайся уровня до десятого, пока народ не успокоится. И береги себя, аватар!

(с) bormor.livejournal.com/497320.html#cutid1

11:31 

Сказка шестьдесят вторая: про Создателя.

Облезлый Койот
Они все были еще очень молоды. Наивные, поддатливые и мягкие, они не знали горестей и невзгод, предательств и разочарований. И каждый верил, что не будет конца его существованию, и Бог-Создатель однажды протянет к ним руки свои, что создали их, и заберет к себе в небесную обитель, где будет еще лучше, чем здесь Но так продолжалось не долго. Вскоре пришло Знамение. Черная птица, закрывшая пол-неба, взмахнула над ними крылом и покрыла тела их липким маслом. Так они узнали что есть страх. И вознеслись Богу-Создателю молитвы. И страх отступил.Но однажды кто-то заглянул за Край и ужас сковал его. И поведал он остальным, что открылось ему.

- Там, далеко за Краем, видел я пещеру, - говорил он. - Пещера та была темна, словно сама Ночь поселилась в ней, прячась от Солнца. И видел я, как в той Ночи родилось Пламя. Оно зовет нас по именам, шипит нам проклятия и хочет поглотить нас.

И вновь вознеслись молитвы. Но не помогли - вскоре пришло Землятрясение. Земля дернулась, рванула вверх и поплыла. И теперь каждый уже видел пещеру и Пламя в ней. И Пламя приближалось, и было всё больше, всё ярче, пока вся пещера не поглотила их. И дальше было всё как в бреду: угли окружили их со всех сторон, жар спекал их поверхность в корку и даже сама земля была раскалена. И когда всякая надежда, казалось, была уже утрачена, кто-то тихо начал шептать молитву. И его услышали. И вот уже все, кто еще мог, молились, молились так усердно, как никогда до этого. И забрезжил чистый свет, который принес с собой надежду и прохладный ветер. И вновь поплыла земля, но уже прочь из пещеры.
А потом к ним протянулись руки. Они сразу узнали в них руки Создателя и возрадовались. Создатель бережно брал их по одному, уносил на небо и ел с молоком. И так было с каждым пирожком. Как было и раньше. Как будет и в следующий раз.

15:27 

Сказка шестьдесят перая, длинная, про Амулет Свободы.

bukreja
Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
"Однажды - бормочет он, - однажды ты туда вернешься! И ты узнаешь, что я был прав, узнаешь, ты поверишь!" Я нервно тереблю кончики шарфа. Мне уже пора выходить. Через две остановки. А он еще не рассказал, как туда попасть. И, похоже, не скоро соберется, склоняется ближе и дышит в лицо своим перегаром, болтает что-то невразумительное. Издевается, как пить дать. А может правда пьян. Тварь прозрачная. Туман недоделанный. Как он в метро умудряется бухать, интересно знать. Прошлым летом он на взорванных немецких складах ошивался, все там пожрал. Наболтал мне какого-то бреда, дескать еду взорвали, вот она и стала ему доступна. Еще, говорит, если кто бутылку с водкой разобьет - он тогда ее выпить может. Не знаю, но наверное не врет, пьян регулярно. А жрать все время хочет. Все канючит - купи мне вон тот пирожок и сожги. "Ну сожги - ноет - в газеты оберни и в урну кинь". "Не будет она гореть, тут костер нужен большой, чтоб пирожок твой сгорел". Не верит, истерику устраивает... Псих, самый натуральный. Вобщем, разговаривать он сегодня явно не желает. А мне надо. Мне позарез надо именно сегодня узнать, где этот дурацкий дом стоял, надо и все. Завтра ребята могут помочь раскопать подвал, а если нет, то потом ждать их целый месяц еще. Месяц я не выдержу. Пьянь снова дышит мне в лицо. "Что, не делай такую невозмутимую рожу - смеется. - Щас все расскажу". Из открытого окна дует поганый подземный ветер и шуршит газетой на соседнем сиденьи. Я к его приколам уже привыкла, смотрю на первую полосу: "Заброшеная пустошь будет застроена новыми домами", далее статья о прошлогоднем пожаре. Пустошь, значит, ага. Но там их три сгорело... Три огроменных дома - особняк и пристройки, которые ненамного меньше главного здания. Можно рыть до конца света или до революции. Призрак ухмыляется довольно, поймал меня, ничего не скажешь. Ждет, пока я просить начну чтобы он точное место показал. Как бы не так, красавчик, не дождешься. "Ну что ж, спасибо - я встаю и застегиваю куртку - завтра наконец заполучу эти побрякушки". Он настораживается: "Какие такие побрякушки, тебе же какие-то книги вроде нужны были?" Делаю скучающую рожу: "Ну да, книги, только там помимо остатков от той тайной библиотеки еще и пара амулетиков должна была заваляться. Сережки там какие-нибудь или колечко. А может и еще чего. "Амулет Свободы", например." Дверь открывается, я выхожу из вагона и спешу к выходу. Что он бормочет дальше, путаясь в люстрах и расплескиваясь вонючей лужицей тумана по полу, я уже не слушаю. Завтра протрезвеет и появится на пустоши как миленький. Этот амулет ему нужен больше всех взорванных складов и винзаводов, он давно мечтает стать нормальным мертвецом, а не жалким киселем, болтающим со случайными искателями сокровищ. Странно только, что он не знал о том, что его главное сокровище в той библиотеке было, а ведь оно давно там валяется, никто не скрывал вроде бы. Ну да ладно, завтра откопаем и отпустим его. Печально как, кто ж теперь будет разбалтывать мне все самые страшные тайны и показывать самые прибыльные тайники... Я бормочу себе под нос: "Мне тебя даже будет нехватать, призрачная ты сволочь".

03:32 

Сказка шестидесятая. Про трассу. Тоже шестидисятую.

NEKT
Все для ничто.
Я резко остановил машину. Все, надоело, устал - перекур. Солнце нещадно палило, но все равно стоило выйди и поразмяться. Монотонность дороги меня утомляет, однообразность ландшафта заставляет слипаться глаза, а спать за рулем сами знаете – верная смерть. Я вышел и потянулся. Приятно хрустнули позвонки, а мышцы отозвались легким, бодрящим покалыванием. Доставая сигарету, я посмотрел на небо - бесконечный голубой провал. Ни облачка, ни птицы, ни инверсионного следа атмосферного транспорта. Пустота. Даже солнце не сразу заметно на фоне горящей голубизны.

Хлопнула дверь. Мелкая выползла из машины и молча двинула к кузову за канистрой с бензином. Она все делает молча, говорит только по делу, ну или когда совсем припрет. Странная она, хотя и забавная. Мы вместе идем уже тридцать два дня. По началу она дичилась меня, и была диво похожа на затравленного суриката. Даже воду пила с подозрением – жестом просила что бы я отпивал первым. Не знаю, чем уж побила ее жизнь, но видать здорово девке досталось. Такие рефлексы так просто не прилипают. Спит в один глаз, кричит по ночам, иногда плачет без видимой причины, дрожит. Но Боги, как она водит! Я признаться честно в первый раз изрядно струхнул, когда это чудушко село за руль. Сам я тоже далеко не дурак погонять, тем более что после Падения с этим стало гораздо проще – гоняй не хочу – никого нет. Но что бы водили так! Вы видели тяжелый штурмовик на атакующей глиссаде? Вот ровно тоже самое - только параллельно земле. Мне порою казалось, что колес уже нет – их вырвало на фиг воздушным потоком, а несчастный наш джип несся вперед удерживаемый лишь безумною верой и желанием жить. А потом она затормозила, так же резко как начинала движение - педаль в пол, блокировка колес, занос, пыль, ТИШИНА. В тот день она меня в первый раз поцеловала, и я понял - что это Любовь.

У нас мало общего и почти наверняка нет будущего. Но я гоню эти мысли, прочь, растворяясь в километрах дороги. У нас впереди еще целых полконтинента и почти миллион километров. А значит – есть время. Я буду просто вести машину вперед, и отсыпаться когда будет вести она. Иногда мы будем останавливаться в каких-нибудь развалинах, разводить костер, есть горячее варево и спать в одном спальнике. Мы будем счастливы пока мы будем в пути - ведь дорога дала нам все: смысл жизни и цель и подарила самый главный кайф в мире – удовольствие от процесса бытия.

(с)ПолиГраф 14 ноября 2007 г.

16:18 

Сказка пятьдесят девятая, про hoochi-coochi man.

Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
И вот, однажды, Он пошел за сигаретами и опоздал на две минуты, закрылся магазин. Ближайший ночной был довольно-таки далеко, на улице шел снег. Но что поделаешь, если хочется курить. Шел он шел, дошел до подземного перехода. Спустился и видит троих. Один на гитаре играет, песню орет во всю глотку, второй подпевает, а третий с шапкой к нему подходит. "Поддержи - говорит - музыкантов, монетой, сигаретой, чем не жалко". Он отвечает: "У меня, ребят, денег на последнюю пачку осталось. Вт за ней и иду. Дайте-ка я с вами лучше постою". Достал губную гармошку и начал подыгрывать. Одну песню, другую... Редкие прохожие останавливались, бросали деньги, оставались послушать. К двенадцати ночи переход опустел, музыканты домой засобирались. Поделили заработанные деньги и сигареты, отдали Ему его долю и говорят: "А пошли с нами, там это, ждут нас, тут рядом, на метро две станции". Он как всегда подумал, а почему бы и нет и поехал.
И вот, однажды, спустя три года, Он пошел за сигаретами. На этот раз дело было во Владивостоке.

15:18 

Пятьдесят восьмая веселая сказочка про тараканчиков

Я пришел из детства. Я возвращаюсь в детство.
Так. Обещал про тараканчиков рассказать. Как про каких? Вы что забыли? Это я когда о мухах… Вспомнили? Хорошо. Тараканчики это такие маленькие зеленые человечки с рожками и хвостиками. У них волосы разных цветов, большие серые глазки, у мальчиков шортики, а у девочек сарафанчики… Кто сказал чушь? Это вы еще мне про тараканов расскажите! Я лучше знаю! И вообще это я здесь сказку рассказываю, не будете перебивать - быстрее получиться. Вот.
Тараканчики живут в КГПБ под столом. Последним с левого края. Там дырка в паркете. Вот в этой дырке они и живут. Днем они спят, а ночью выходят за едой или праздники свои тараканьи праздновать.
Как-то летом пошел я ночью крестики ставить. Моя очередь была. Ну, вы помните про крестики, которые мы мухам ставили? Вот. А ночь лунная была. Выхожу из палаты, смотрю – медбрат возле входа в отделение спит. Я только к горшку с геранью подхожу, слышу – писк какой-то от стола. Последнего с левого краю. Пригляделся, аж спички выронил. Тараканчики по столу прыгают! Ну, я тогда еще не знал, что они тараканчики, это они мне сами потом сказали, я-то подумал, что у меня галлюцинации от рисполепта начались! Ну и упал на всякий случай в обморок.
Очнулся. Смотрю – лежу я под столом, а меня эти зелененькие со всех сторон окружили и разглядывают. Вперед тут такой важный, с бородой, вышел и пищит: «Извини, что напугали. У нас тут просто праздник Дохлого Комара. Мы – тараканчики. Давай знакомится». Ну и познакомились. Показали они, как живут, как у них что, в гости приглашали, да я в дыру не пролез. А потом вместе праздник отметили. Отметили мы, значит, и я спать пошел.
Утром я таких радостей по голове от своих получил! Крестики-то я не поставил! Забыл. Так что в исправительных мерах я их в течение недели ставить должен был. А мне и лучше! Каждый день потом тараканчиков видел, по именам их всех знал. Вату им к зиме приносил. Порежешь себе палец, подойдешь к медсестре, она тебе ватку со спиртом даст. Спирт высосешь, а ватку под стол кидаешь. Вот они радовались! Хорошо мне с ними было. А однажды… Устал. Потом расскажу.

@темы: Никто-нибудь

15:04 

Пятьдесят седьмая автобиографическая сказочка про мух.

Я пришел из детства. Я возвращаюсь в детство.
Вот. Жили-были мухи. Две. И не просто они жили, а жили они в Краснодарской Городской Психиатрической Больнице. КГПБ значит. Ну и, естественно, жили они там не впроголодь. Почему естественно? Да потому что сядет как-нибудь какой-нибудь душой больной кашку манную покушать, да и задумается о добром, вечном и нерушимом. О сметане, например. А мухи под потолком сидят и караулят. Только он рот откроет, и язык высунет от усердия, а они тут две хоп! И съели кашку. Всю. Почему всю? А вы видели какие там порции? Вот то-то же!
А еще эти мухи были эрудированными и интеллектуально подкованными. К ним даже тараканы за советом прибегали. Какие тараканы? Ну… Я про них в следующий раз расскажу, а то сильно долго выйдет. Вот. Кстати, тараканы они ж поумней мух будут. А почему тогда они к мухам к нашим прибегали спрашивается? Во-первых, ухаживать – красивые мухи все-таки: сытые, толстые. Во-вторых, за консультацией. Потому что мухи действительно очень умные были. Они же когда всю кашу-то манную съедят, в ухо к болезному залетали, да подслушивали как у него мозги от мыслей о доброй и вечной сметане скрипят. Вот и умнели, значит, мухи потихоньку.
Да… О чем это я? А! Точно. Живут себе мухи живут. И живут и живут. И вот как-то дожили. Обожрались, значит, мухи. То ли порции увеличили, то ли мух, короче поняли они, что не могут в ухо никому залезть. Ни вдвоем, ни поодиночке. Ни больному, ни медбрату, ни главврачу и тем более ни друг дружке. И поняли мухи, что они теперь ни к кому лазить в уши не должны, потому что они теперь самые умные.
Вот. Сели, значит, мухи разговаривать. Прям на стол и сели, некультурные. А кого им бояться? Они ж самые умные. Вот. Сидят и о сметане разговаривают. Да так умно разговаривают, что аж все отделение заслушалось. Некоторые даже аплодировать хотели в ключевых моментах беседы, но не помнили как аплодировать-то надо. А может и по жизни не умели. Не в этом дело. А дело в том, что мимо медбрат проходил белый и нарядный. Но глухой. Увидел он, что больные на двух мух смотрят и хихикают, и подумал: «Непорядок». А он вообще только это и умел думать. Потому что медбрат. И зубы ему верхние за такие мысли больные еще год назад повышибали. Вот. Ну, значит, подходит он к столу и ХЛОП!!! По столу ручищей. И убил мух. Жалко конечно, расстроились болезные и выбили ему все нижние зубы. А потом мух со всеми почестями в горшке с геранью похоронили и даже два крестика из спичек им поставили.
Правда потом эти крестики Баба Галя, уборщица, выкинула, но больные их снова поставили. Это даже в традицию вошло: крестики после уборки восстанавливать. Уже и не помнил никто, зачем они, крестики эти, а все равно ставили. Баба Галя сначала материлась, а потом только смотрела так ласково на нас и говорила: «Дурачки вы мои!» И все равно крестики убирала. А мы потом ночью поочередно их снова ставили. Как-то помню, моя очередь крестики ставить была, а спичек не было. Вот. Давайте я вам в следующий раз расскажу. Сначала о тараканах, а потом о крестиках. Вот.

20:10 

Страшная пятьдесят шестая сказка про НИХ

NEKT
Все для ничто.

Матушка моя работала в одном госучреждении, занимавшем небольшой, но очень красивый особняк в центре города. Особняк этот раньше служил дачей какому-то генералу. Чудный сад, полный цветов и фруктовых деревьев, просторные светлые комнаты с высокими потолками, террасы, огромные балконы, все дела вобщем. Поговаривают, что до революции там была дача еще какой-то более крутой шишки...называлось даже имя бухарского эмира Алим-хана или папеньки его Абдуллахад-хана, но я не ручаюсь за подлинность сей легенды. А вот то, что во время перестройки особняк неоднократно пытались приватизировать очень много шишек и всесоюзных звёзд эстрады с громкими именами - это как есть истинная правда. Впрочем, ни у кого это так и не вышло.

Ну, и ещё при ссср затеяло учреждение там капитальный ремонт. На первом этаже был большой зал (тут если вы немного подумаете, то догадаетесь, какое это было учреждение), который впрочем, был в слегка запущенном состоянии, особо побит жизнью был пол.

Учаснеги ремонта мужественно его разобрали и обнаружили в полу дырку (здесь мне вспоминается песенка из какого-то мультфильма "не лезьте в эту дырочку, не лезьте в эту щёлочку и в странное отверстие для маленьких жучков!", но мой рассказ сегодня не об этом), которая легким движением руки или ноги превратилось в довольно большое отверстие, куда и устремился завхоз учреждения.

К удивлению завхоза, первое, что он обнаружил за странным отверстием, были ступеньки. Я бы не рискнула, но завхоз, очевидно, был храбрее меня и потому, вооружившись фонариком, спустился по ступенькам вниз. Спускаться ему, впрочем пришлось недолго, потому что путь преградила стенка, причем, как выразился завхоз, это была очень, очень странная стенка, из материала, которого он до этого в своей жизни никогда не видел и по виду - о-о-очень прочная. По его словам (а завхоз был бывшим военным и много в жизни повидал), не каждая взрывчатка могла бы повредить такой стенке. Впрочем, это утверждение мы оставим на его совести, потому что до взрывчатки дело так и не дошло, но об этом дальше.
Что оставалось нашему решительному работнику хозяйственного фронта, кроме того чтобы вернуться на белый свет обратно? Вот и я думаю, ничего.

Конечно, всем стало жутко интересно, что это за отверстие, ступеньки ну и стенка, конечно, же. "Может быть там клад, и теперь мы купим каждый себе по волге?" - думали работники учреждения.

Но волга мечтательным госслужащим не светила даже одна на всех. Потому что буквально на следующий день заведующему учреждением позвонили "оттуда" (это притом, что ещё никто из сотрудников никуда ничего не успел сообщить) и приказали отверстие немедленно заделать, а про всё, что они видели - забыть навсегда.
Вот и истории конец, а кто читал - молодец.

Но все же, когда я прохожу мимо этого красивого особняка за кованой оградой, я иногда вспоминаю, что в сверкающем зеркальном зале под начищенным паркетом есть странное отверстие, странные ступенечки и не менее странная стенка, за которой совершенно точно есть что-то очень интересненькое...

(с)

09:56 

Сказка пятдесят пятая или краткий пересказ фэнтезийной саги

NEKT
Все для ничто.
Издревле жили на земле Иные и Другие. И была между ними вражда. Вражда эта длилась тысячелетиями: иной раз побеждали Другие, другой же раз одерживали верх Иные.
Но потом пришли Чужие. И тогда Иные и Другие объединились против Чужих и одолели их. Когда же появились Третьи, в семьях Иных и Других стали рождаться Избранные. Избранные справились с Третьими, но в процессе вызвали много гадости вплоть до Семьсотпятых. Правда, довольно быстро явились Свои, пожрали в мире весь свет, и Номерные лезть на свет перестали.
Зато на шум выползли Подземные и выплыли Подводные. Но эту нечисть Дурные, появившиеся в результате скрещивания Других и Иных, поменяли местами, так что Подземные захлебнулись, а Подводные задохнулись. А вот с Безымянным долго не знали, что делать. Имя у него было уж больно неудобное, да и подыхать отказывался. К счастью, он сам потом куда-то делся.
Когда пришли Великие, Остальные уже немножко подустали. И Великим сообщили, что они не Великие, а просто на всю голову Долбанутые. Тогда Великие обиделись: воскресили Чужих, Своих, Пятых, Десятых и на закуску Ракообразных. Дурные же призвали на помощь Светлых и Темных, а также родили еще несколько Избранных.
В общем, в итоге всего этого бардака пробудились Древние и дали всем таких Страшенных, что Иные, Другие, Чужие, Третьи и прочие Понапришедшие жили с тех пор на земле очень тихо и людям на глаза не показывались.

(с) genuine-elka.livejournal.com/131012.html

02:59 

сказка пятьдесят четвертая, о назначении

Самый Главный Хуеплёт
Вахтенный под мониторами камер наблюдения спал, втеревшись щекой в ребристую панель управления и телом своим обвиснув между панелью и креслом. Теплый воздух, густой от гула аппаратуры, обнимал вахтенного и гладил его затылок.

Под скатывающиеся по спиральной лестнице шлепки сандалий расплавленное лицо вахтенного вдруг налилось мускулами, приподнялось, застывая - и вбегающий Бог застал подчиненного в самом героическом виде: обмякшее в изнеможении тело тянется за героическим каменным лицом, устремляющим непоколебимый взор в индикатор питания на мониторе.

- Смотри!- кричал Бог,- Смотри, что я нашел!

Бог шумно спрыгнул с последних ступенек лестницы, сделал еще пару шлепков по полу и стал быстро нажимать пальцем кнопки на зажатом в руке пульте дистанционного управления. На самом крупном мониторе, щелкая, залисталось, пока не нашлась нужная картинка.

Вахтенный медленно перетек на спинку кресла, из-под тяжелых век сверля экран глазами.

Бог продолжал жать кнопки, чтобы посмотреть на происходящее со всех ракурсов.

- Смотри, чего чудят!- кричал в восторге Бог.- Что это они делают, по-твоему, а?

Вахтенный печально подтянулся, подошел к Богу и на ухо негромко сказал ему несколько слов, чем вызвал в нем остановку. Бог замер, в изумлении уперев взгляд в происходящее на экране, и палец Господень над кнопкой пульта тоже замер.

- А зачем?- удивленно переспросил Бог.

Вахтенный шепотом ответил.

- Как это? Что - прямо туда что ли?- Бог приобрел растерянный вид и неуверенный голос.

Вахтенный кивнул.

- Но оно же вовсе не для того придумано...- пробормотал Бог, с совершенно отрешенным взглядом щелкнул пару раз по кнопкам, отдал пульт вахтенному и молча побрел к лестнице.

(с)pay.diary.ru/~j-Walker/?comments&postid=3702888...

15:34 

Сказка пятьдесят третья, про скрипку

MegaPuh
Давно это было. Так давно, что уже никто не помнит когда. В одном маленьком, ничем не примечательном городке стоял старый трактир. Хозяин жил вместе со своей семьей прямо в трактире, в комнатах на втором этаже. Кроме того он сдавал нескольоко комнат постояльцам, которых, надо отметить, было совсем немного. Так немного, что некоторые из немногочисленных комнат подолгу оставались пустыми.
И вот, в одной из вечно пустовавших комнат на старом шкафу, заросшем пылью, лежал футляр со скрипкой. Он лежал там уже много-много лет. Судя по всему, скрипка, вместе со шкафом досталась трактирщику от предыдущего владельца заведения. Новый хозяин был настолько далек от музыки, насколько, вообще, от нее можно быть далеким. Жена его с большим трудом отличала букву А от буквы Б, поэтому о нотной грамоте говорить вообще не приходилось. Что же касается детей, то они уже вступили в тот возраст, когда, при отсутствии предварительного воспитания (а его не было), молодые люди начинают интересоваться постоянным выклянчиванием родительских денег и использованием их в целях весьма далеких от музыки.
Проще говоря, скрипка заброшенная и забытая лежала в своем пыльном полухранилище долго. Первое время она очень хотела петь. Мелодии рождались в ней, просились наружу. Скрипка трепетала, когда кто-нибудь входил в комнату. Потом прошло некоторое время и трепет прекратился. Остадось только желание играть и легкое чувство несправедливости. Еще через некоторое время мелодии почти полностью покинули ее и пришла обида на весь свет. Но шли годы и не осталось ничего, кроме надежды, которая последнее время тоже начала угасать.
И вот, в один из ничем не примечательных дней, в комнату, где жила скрипка, вошел хозяин трактира с очередным постояльцем. Последний, внимательно осматриваясь, указал на то, что пространство между шкафом и потолком давно заросло паутиной и там не мешало бы убраться. Хозяин тут же крикнул служанку, которая больше для вида, нежели для чистоты, принялась убираться. Когда она энергичными движениями смахивала пыль, неловко задетая скрипка издала протяжный стон.
- Что там у вас? - спросил постоялец.
- А это просто старая скрипка, - ответил хозяин.
- Простите, а можно мне ее посмотреть.
Хозяин, с некоторой неохотой согласился.
Когда скрипку взяли в руки, в ней, вдруг, мгновенно проснулись все уже давно забытые чувства. Все внутри нее сжалось.
Гость внимательно рассмотрел инструмент, а затем, неожиданно, попросил у разрешения сыграть вечером в трактире. Хозяин прикинув, что бесплатное развлечение для посетителей не помешает - согласился.
Люди ушли, оставив растерянную скрипку на столе. Все внутри нее, казалось взорвалось. Дыхание перехватывала. Сладостное ощущение мелодии родилось в ней. И скрипка решила, что последний раз надо играть так, чтобы он запомнился надолго. Много часов она провела готовясь к вечернему концерту (она воспринимала приближающееся событие именно как концерт). Мелодии рождались и угасали, кружились, запосняли все мысли.
И вот настал ТОТ момент. Скрипка даже не помнила, как ее вынесли в трактир, как она оказалась в руках музыканта. Смычок взлетел в воздух и время на мгновение остановилось. А потом полилась мелодия, которой никто и никогда не слышал. Все гоготавшие до этого момента посетители замерли. Музыка изливалась в пространство абсолютной тишины, а из него в людские сердца. На лице музыканта на мгновение появилось изумление, но потом оно исчезло и он закрыл глаза, отдавшись переполнявшей его музыке...
Концерт продолжался два часа и за это время никто из находившихся в трактире даже не поменял позы. Все были околдованы музыкой.
А потом все прекратилось и скрипка замолчав, рассыпалась в пыль...

20:18 

Сказка пятьдесят вторая: догматическая.

Я свободный художник, уберите санитаров!
"Вы свободны!", - сказал Иисус.
"Уррррааа!", - ответили люди.
Потом Иисус отлучился ненадолго со своим коронным "I'll be back".
И тут же нашлись добровольцы из народа: присматривать, чтобы люди не забыли о новообретенной свободе и использовали ее по назачению.
За присмотр, как водится, брали плату, забывчивых и непонятливых наказывали, как умели.
Умели хорошо.
В общем, все были довольны.
Потом Иисус вернулся, как обещал, узнал, что его называют "Богом рабов", обиделся, повернулся и ушел со своим коронным "Asta la vista, babes".
Теперь уже навсегда.

00:07 

Сказка пятьдесят первая: Про струну и сигареты.

Облезлый Койот
- В общем, слушай. Историю эту мне рассказал один знакомый художник.
Случилось это лет пять назад. Был у него один знакомый, гитарист. Жил он в старой питерской квартире, которую снимал за копейки у какой-то старушки. Пел в переходах, на улицах, изредка на квартирниках, чем и жил. Из друзей у него были только гитара, да сигареты. И всё было бы ништяк, но вот однажды старушка, как ей по возрасту и было положено, отошла в мир иной, а квартира её отошла к сыну.
И гитариста выселили. Недели две пожил он по знакомым, но на постоянку его так никто и не вписал. Вышел он с последней хаты и пошел по Невскому под дождем осенним. Хотел закурить - сигарет нет. Хотел стрельнуть - послали. Хотел сыграть - струна порвалась. Сел он тогда на бордюр, закрыл глаза и запел свою старую грустную песню. Но до конца допеть не успел - шерох рядом услышал. Открыл глаза, а там девушка сидит. В зеленой куртке, клетчатом шарфе, с браслетами, феньками на руках.
Посмотрела она на его гитару, развязала одну феньку, а это струна оказалась. Протянула она ему струну и говорит - сыграй что-нибудь. Где-то к ночи они заметили, что кто-то из прохожих оставил им пачку сигарет. Парень закурил, а девушка сказала - хочешь сказку расскажу? И так они и сидели, глядя на звёзды. Она рассказывала, а он что-то тихонько наигрывал на гитаре.
А утром выпал первый снег. Люди всё удивлялись, облаков нет, а снег есть. А еще несколько человек удивились двум, спящим на Невском - парню и девушке. А еще удивились дворники, когда нашли на Невском двух умерших, присыпаных снегом. А еще удивился художник, когда ему как-то приснилось летнее поле и гитарист с той девушкой, сидящие в траве; девушка всё что-то рассказывала, а гитарист тихонько наигрывал, а иногда пел, а девушка сидела и слушала.
Вот и всё, в принципе. Больше о них никто ничего не знает. Ни где похоронены, ни как звали их, ни что он ей пел, ни что она ему рассказывала... да и откуда это всё известно тоже уже не помнят. Только всё равно на ночь кладут на балкон струну от гитары и пачку сигарет... вдруг кому понадобятся.

13:37 

Сказка пятидесятая, из историй пессимиста. Про елочку.

MegaPuh
Про елочку
Жила была Елочка. Маленькая, такая,хорошенькая. Стояла себе в лесу неподалеку от симпатичной полянки и радовалась жизни. Солнышку радовалась, птичкам разным. И все у нее было хорошо, даже замечательно. А неподалеку от нашей Елочки рос молодой, статный красавец Ясень. Рос и собой всех окружающих радовал (до того был хорош). И вот никто не знает когда именно это началось, но Ясень стал заглядываться на Елочку. Ее эти заглядывания, надо отметить, тоже не оставляли равнодушной. И постепенно до того они друг друга полибили, что твердо решили быть вместе. А для деревьев, которые растут по разную сторону поляны, это не так-то и просто. И вот приняв решения они медленно,по нашим меркам, по полметра в месяц(а это просто невероятно большая скорость для деревьев!), стали сближаться. И с каждым усилием их чувства разгорались все больше и больше. А сами они от этих чувст становились все красивее и стройнее (для деревьев это важно!).
А в ноябре его спилили на дрова.
А в декабре ее спилили по традиции.
Обезображенный труп елки спустя месяц был выброшен на городскую свалку и как раз в это время догорал последний кусок расчлененного тела Ясеня.
А произошло это потому, что так оно обычно и бывает!

16:00 

Не сказка за нумером три. Реклама.

Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
Люди, которые любят книги Фрая, живут здесь: www.maxfrei.ru/
Добро пожаловать в нашу теплую компанию =)

15:00 

Сказка сорок девятая, загадочная. Легенда о Палакшатарке и Фыркуцыцыке

bukreja
Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
10:53 

Сказка сорок восьмая, жизненная. Про счастливую вНЕбрачную жизнь.

Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
Жил был один принц, который однажды спросил прекрасную принцессу: "Ты выйдешь за меня замуж?"

И она ответила: "...НЕТ!!!"

И принц жил долго и счатливо, ездил на охоту и рыбалку, каждый день встречался с друзьями, пил много пива, и нажирался в сопли, и играл в гольф, и раскидывал носки по дворцу, и не опускал крышку унитаза, и трахал служанок, соседок, и подружек, и пел в душе, и пердел когда ему вздумается, и громко рыгал, и чесал себе яйца.

(с)

04:00 

Сказка сорок седьмая, или как иду я против топора в руке сжимая лом...

NEKT
Все для ничто.

Иду я против топора
в руке сжимая лом
Как символ торжества добра
В его борьбе со злом
И. Иртенев


Дело было где то в конце сентября начале августа, ехал я на своем коне (а конь у меня длинный и тяжелый -растабайк) по Комендантскому проспекту, и тут уменя перед носом появлятся новогодняя елка в виде гнилого ВАЗ 2101. Новогодность ее заключалась во всеможных светодиодах воткнутых куда только можно было. "типа крута".

Водила разворачиваясь через весь комендантский (6 полос в две стороны) подрезает меня (я в ярко зеленой жилетке езжу) тут же бьет по тормозам - мне повезло хватило реакции и маневренности не въехать ему в зад - открывает ловушку (водительская дверь) и с воплем "слюшай *вырезано цензурой* пачему по дороге ездишь такой ты растакой" кидается на меня с монтировкой!!!

От монтировки то я увернулся, но не учел, что байк у меня 2 метра длинной, ударил он меня в заднее колесо.... проезжаю 10 метров останавливаюсь достаю мобильник набираю ГАИ. Водила, видя такой поворот событий, пытается меня добить. В этот момент там снимают трубку (удивительно быстро) в двух словах описываю ситуацию, говорят ждать.... что делать, жду прибытий гайцов, попутно уворачиваясь от монтировки, благо водила привыкший к авто был и бегать не умел.

Через 15 минут беготни ему это надоедает и... он кидает в меня монтировкой... надо было видеть его лицо когда я ее поймал, и вместо того, чтобы кинуть ее обратно достал... травматический пистолет оса....

Водила упал мордой в пол и стал плакать.... буквально... В общем, когда приехали гайцы, водила сознался не только в том что 1) меня чуть не задавил 2) угрожал убить и далее по тексту, но и в том что угнал эту машину....

Всегда, везде, и в любом состоянии соблюдай правила дорожного движения

Автор: Рыбальченко Михаил a.k.a. pbi6ka_dead

07:28 

Сорок пятая сказка. Про хлебную голову и измену.

Все для ничто.
Хлебная голова неслась сквозь ночной лес, пожирая кусты, тьма была ее фатой, а лунный свет был ее женихом. Созданная из ничего сумасшедшей старухой, она была тенью самых кошмарных снов того старика, что надоумил ведьму. И ночь в страхе расступалась перед нею.

Заяц вышел на дорогу и прислушался. Близко. Совсем близко. Невнятный шум, такой безобидный еще пару минут назад, теперь сводил с ума и путал немногочисленные страхи. Только не паниковать. Он старательно проверил арбалет, серебряная стрела тускло светилась в безразличном лунном тумане. Заяц расставил лапы пошире и стал ждать. Шум надвигался. Через пару минут он уже стал лавиной и треском. Дышать ровно... Инстинкт самосохранения загнан в самый дальний угол сознания. Дело есть дело.
-Стой.
Шум прекратился.
Хлебная Голова замерла посреди дороги.
-Кто ты?-спросила она. Голос был глух, и чавкающий рот с трудом справлялся с согласными. Так могла бы говорить кадка с тестом. Бездушная, упивиющаяся собственным гниением.
-Я остановлю тебя.-сказал Заяц.
-Зачем?-спросила Голова. Казалось, ей действительно стало интересно.
Вместо ответа Заяц выстрелил. Прямо в середину изменчивой массы. Голова поглотила стрелу и качнулась вперед:
-Заяц, Заяц, я тебя съем.
И навалилась на него. Замерла на секунду, с чмокающим звуком перекатилась через остов, взбухла подобно намокающей губке, и вновь стала набирать скорость. А за ней неслась тьма.


читать дальше


@темы: NEKT, чужая сказка

17:50 

Страшная сорок четвертая сказка. Про эльфов.

Все для ничто.
Эльф сидел на корточках, разглядывая ярко-оранжевый цветок. А я лежал под дубом, метрах в четырехстах, смотрел на него через прицел СВД и думал…

Они так сильно они изменились за четыре года войны. Карабин, берцы, комок, почти все как у людей, только натуральное, живое. Никакой синтетики, даже металла по минимуму. И куда делись те славные милые ребята с композитными луками? В первом году мы лихо менялись 1 к 4 –в нашу, разумеется, пользу. Но, кто-то им продал винтовки. Обычные пороховые винтовки, почти копии мосинской трехлинейки. Старые, тяжелые очень не удобные. Но им хватало, и этого. Более чем хватало.

Длинноухие бьют на километр, практически не целясь - на вскидку. Километров с 2х начинают мазать, но в неподвижную, ростовую мишень попадают всегда. Хорошие бойцы. Совершенные. Честные. Но их очень-очень мало, теперь мало. Особенно теперь.

Полгода назад наше доблестное командование дало добро на использование «Оспы-ЭМ» - страшного гемодифицированного вируса. Эльфов практически выкосило. За 2 месяца планета была «пацифицирована». Очаги сопротивления, разумеется, оставались, почти десять процентов длинноухих оказались невосприимчивы к нашей чудо - заразе, но как цивилизации эльфов больше не было. Их ждала длительная и не очень приятная ассимиляция.

Я думал об этом, глядя на сопротивленца. Типичнейший ребел – хоть сейчас на плакат. «Товарищ - Будь бдителен!» или там «Враг не дремлет!». Высокий, стройный, худой, совершенно не человеческий. Он просто сидел, глядя на красноцветик. Они, наверное, еще не понимают, что обречены, что стали просто реликтами уходящей эпохи. Пройдет еще лет восемьдесят, уйдет наше поколение, сильно разбавится эльфийская кровь, и эльфы снова станут фольклором. В нашем человеческом мире нет места ожившей сказке. Мы слишком жестокие. Мы слишком взрослые.

ВЫСТРЕЛ.

(с)pay.diary.ru/~PolyGraf/?comments&postid=3367740...

@темы: NEKT, чужая сказка

Сказочная хуйня

главная